sweet rebolution от Алис Флорес
- 0

Ворвавшись следом за Астоле в квартиру, Реба схватил парня за руку, резко дернул на себя, разворачивая того к себе. Оглушительный звон пощечины – и Реба, подавшись вперед, с низким рыком накрывает вспухшие губы сопротивляющегося блондина. Его пихали, били ладонями по лицу, щипали, оттягивали за волосы, но поделать с собой Реба ничего не мог. Несмотря на недомолвку, Реболюшн, как никогда, хотел своего строптивого мужа. Алкоголь кружил голову, и думать здраво было невозможно. В голове пульсировала одна мысль: «Мой. Никому не отдам!» и желание оставить как можно больше меток на этом превосходном загорелом теле. Астоль, ударив под дых, наконец, смог разорвать поцелуй. - Ты с ума сошел, ублюдок! Я тебя знать не хочу, не то что спать с тобой! Отпусти меня. Немедленно! - рычал Астоле в губы своего мужа, злясь на реакцию своего предательского тела. Он хотел его. Его! Этого неблагодарного говнюка, который только и может все брать грубой силой! Надоело! Реба подумать ему не дал, снова завладевая его губами, на этот раз яростно кусая, вызывая всхлипы и сдавленные ругательства. - Тебе мало одного члена, солнышко? Захотелось интрижки на стороне? Сука, ненавижу-у! Ненавижу тебя! - рычал брюнет в ответ. Ненавидел. Всеми фибрами своей души ненавидел его сейчас. И любил. Так яростно, что, казалось, эта любовь его убьет. Ревность выжигала внутренности, оставляя лишь пепел за собой. Реба боялся закрыть глаза и увидеть снова тот гребаный поцелуй. Какого хрена? Резко подавшись вперед, он впечатал парня в стену, отчего последний непроизвольно выдохнул, зажмурив глаза. Сопротивляться бесполезно. Астоле это знал, но так боялся, что не выдержит и останется с Реболюшном после. Эта связь уничтожала. Ломала. Если до свадьбы случайные любовники все же попадали в их постель, то после свадьбы не было ни одного! Уже около трех лет Реба хранил свою верность на удивление всем, и что же случилось? Слабым звеном стал Астоле? Чушь! Сжимая бедро блондина сильно, уверено, Реба закинул его себе на талию, опуская руку на ягодицу, крепко ее сжимая и подаваясь бедрами вперед, создавая трение. Астоле утробно застонал и, ударившись затылком о стену, закинул голову назад, открывая брюнету прекрасный обзор на длинную шею. Недолго думая, Реба провел языком от ямки между ключицами к пульсирующей вене и вонзил в нее зубы. Стон боли и удовольствия резанул слух Текилки. Господи, как хорошо… Снова толкнувшись бедрами, он вглядывался в искаженное удовольствием лицо блондина. Стоны слетали с губ. А Реба, как вампир, слизывал рубиновые капельки крови, что проступали от его укуса. Рывком сняв с себя штаны, Реба снова прижал не соображающего парня к себе, срывая с его ягодиц брюки, которые с тихим шорохом упали к ногам, чтобы в следующий момент властным движением вернуть бедро на свою талию. Не скрытые одеждой эрекции соприкоснулись, и теперь застонал даже Реба. Все чувствовалось так остро, словно кто-то проводил раскаленным лезвием по оголенным нервным окончаниям. Толчок. Стон. - Хочешь меня, Астоле? Хочешь почувствовать твердый член в своей попке? Скажи мне, солнышко, - в очередной раз толкнувшись, Реба зажмурил глаза до белых мушек, так близок был оргазм, - или хочешь, чтобы я вернул его? А? Отвечай мне! Астоле распахнул глаза и выплюнул последующую фразу: - Пошел ты! - пропитанная ядом реплика потонула в гортанном стоне. - Уже, любимый, - одним сильным движением скользнув в Астоле, ответил Реба. Лишь годы практики уберегли Астоле от разрывов. Реба, рыча, как зверь, сильными толчками вбивался в податливое тело, теряя себя от безумия. Так страшно было сойти с ума от чувств, переполнявших его сейчас, поэтому он и пытался вылить всю боль в этот агрессивный, животный секс. - Тебе мало одного меня, Астоле? - Реба дрожал. Когда же белобрысый засранец ответит? Адреналин огромной дозой поступал в кровь, иначе Реба не мог объяснить, как ему удается устоять на своих двух и откуда у него столько сил, чтобы трахать солнышко на весу. Астоле просто не мог. Он не мог противиться, не мог ответить. Все, что он мог, – это оплести обеими ногами талию Реба, крепко прижимая его к себе, и стонать от непередаваемого удовольствия. Он выгибался до хруста, захлебываясь стоном, крепко сжимал коленями бока Реба, когда тот входил особенно глубоко, и царапал плечи в безумной попытке прижать мужа еще ближе… Такого секса у них не было давно. Тяжелое, надрывное дыхание Реба под ухом у Астоле. Стук картины о стену при каждом толчке. Стоны, вырывающиеся из груди Астолька, что были музыкой для брюнета. И поцелуи. Поцелуи, иссушающие душу. Никогда эти двое не смогут променять это чувство ни на что другое. Нет. Не в этой вселенной. Да и навряд ли в любой другой. Оргазм наступал неумолимо. Реба вколачивался в тело, сбившись с темпа, но увеличив силу. Чувствуя, как все перед глазами плывет, он снова спросил: - Тебе мало, Астолька? - свистящий шепот прямо на ухо. Тело в его руках содрогнулось, и Астоле, хрипло простонав его имя, кончил. Реба, чувствуя, как мышцы любимого сокращаются вокруг его члена, не выдержал и, загнав его до основания, кончил, хрипло крича в плечо любовника и содрогаясь от крупной дрожи. Лежа на полу коридора и приходя в себя, Астоле выговорил: - Мало, - грудь ходила ходуном, и дыхание никак не хотело приходить в норму. Реба думал, что это его убьет, но Астоле продолжил говорить, - мало… тебе нужно меня еще не раз так поиметь… чтобы я не забывал, кто мой муж… тебе понятно, ублюдок? Реба, счастливо выдохнув, притянул к себе блондинистую макушку, мягко целуя. Астоле лишь улыбнулся, закрывая глаза и удобно устраиваясь на любимом.


GrayInv
ANURE_NIQOZ_VERSION_3.0 - LOCAL TIME: 20-01-2021 06:36:08 AM